Платон Симиренко. Яблочный бог

0
117
Платон Симиренко. Яблочный бог
Реклама

Читать на украинском языке

В свое время мне пришлось столкнуться с человеком интересной судьбы — садоводом-селекционером Л. И. Тараненко. Но речь сейчас пойдет не об этом феноменальном ученом. Я расскажу, как Лилия Ивановна познакомила меня с другой украинской легендой садоводства — семьей Симиренко, которые вывели уникальный сорт яблок «Ренет Платона Симиренко». Собственно, познакомила и с самим яблоком. С тех пор, а прошли уже десятилетия, «симиренка» не исчезает с нашего семейного стола. Ее сладковатый вкус с легкой кислинкой с моей подачи пришелся по вкусу многим друзьям и знакомым.

Очерк о Тараненко был опубликован. Его даже отметили. Однако только мне известно, как трудно было «выудить» из моей героини факты о ее работе и личной жизни. Каждый ответ на мой вопрос она неизменно переводила на рассказ о семье Симиренко. Безусловно, мне была интересна и эта тема. В то время информация о Симиренках замалчивалась. Я спросил у Лилии Ивановны о причинах. Она сначала отмахнулась, а затем с оговоркой — «не для публикации» — ответила: их причислили к врагам народа. На самом деле Симиренки обладали огромным родовым талантом, упорством и трудолюбием. И непростой, надо заметить, судьбой. Вот, не помню кто, сказал, что жизнь каждого из нас — это сюжет для небольшого рассказа. (Я напомнил: слова принадлежат Чехову).

Так вот, история семьи Льва Симиренко настолько драматична и насыщена событиями, что вполне могла бы стать основой для хорошего романа. Его предок — Степан Андреевич в молодости был казаком. Отвоевав свое, решил осесть на земле, завести семью. Дела его шли в гору. Но тут случилось так, что надо было присягать на верность Екатерине II. Казак Симиренко отказался и тотчас лишился и привилегий, и имущества. Чтобы выжить, Степану пришлось возить соль с чумаками.

Когда он умер в дороге, его жена и шестеро детей стали крепостными. Среди них был Федор — дед Льва. Ему судьба широко улыбнулась. Он добился, чтобы ему позволили арендовать мельницу. С дохода Федор смог выкупить из крепостничества не только себя, но и всю многочисленную семью. Вскоре он стал чуть ли не основателем промышленного сахароварения в Российской империи. Согласитесь, весьма недурно для бывшего крепостного.

Своего сына Платона он отправил учиться в Париж на инженера. Там юноша в свободное время изучал европейское садоводство. Этот интерес перерос в настоящую страсть к саду. Естественно, что после смерти отца у руля семейного дела стал Платон, отец Льва. Помимо производства сахара, он работал и над сортами фруктовых деревьев. Свой экспериментальный сад заложил на хуторе Млиев Черкасского уезда. Так что тот самый «Ренет Симиренко» родом как раз с Черкасчины, моей родины.

В начале своей карьеры, работая над селекцией яблок, я несколько раз ездила на бывший «Платоновский хутор». Конечно, от того знаменитого хутора ничего не осталось. Все разрушили. А ведь, знаете, Платон построил здесь современный завод. Такого не было в Европе. Рабочие у него пользовались самыми продвинутыми правами. Захудалое село превратил в небольшой цивилизованный городок. Здесь уличные газовые фонари появились раньше, чем в Петербурге.

Не удивительно, что сын Платона — Лев, или как его звали в семье — Левко, пошел по стезе своего отца. Сперва решил получить физико-математическое образование в Киеве, но любовь к садоводству перевесила — перевелся на естественный факультет Одесского университета. Характер Левко унаследовал от своего деда — был бунтарем. За время учебы его трижды арестовывали как активного революционера. Сидел в тюрьмах, но, как только выходил, принимался за старое. В конце концов, его сослали на восемь лет в Красноярск, а потом еще дальше — в Иркутскую область. Но и там он нашел занятие по душе. Выращивал фруктовые деревья, виноград, пальмы, закладывал оранжереи. Делился своими открытиями в печати, в том числе и зарубежной. В итоге Лев Симиренко стал настоящей знаменитостью. После ссылки вернулся в родное село. К тому времени Платон Федорович уже умер.

Вернувшись, Лев точно знал, чему посвятит жизнь, — яблокам. То самое зеленое яблоко в саду отца он заметил еще до ссылки. Как оно там появилось — не знал. Возможно, это был старый, забытый сорт, а может, оно родилось от случайного посева зерна в садах «Платоновского хутора».

— На этот вопрос и наука не нашла ответа, — рассказывала Тараненко. — Но этот сорт, который правильно называется «Ренет Платона Федоровича Симиренко», стал настоящей «бомбой». Многие селекционеры хотели присвоить его имя. Одни называли сорт «Ренетом Жуковского», другие — «Зеленкой Вуда», третьи — «Ренет Филибера». Сам же Лев Платонович упорно отстаивал семейное авторство этого сорта, постоянно пропагандировал труд своего отца. Он описал дерево и показал его на выставке в Харькове. Невероятно гордился, когда в 1900 году лично увидел свое яблоко на Всемирной парижской выставке.

Скажу теперь от себя. И в советское время продолжалось шельмование садоводов Симиренко: название сорта было запрещено употреблять в научных трудах, на научных конференциях, в вузах. Однако в народе сорт упорно продолжали называть «Ренет Симиренко». Но не так счастливо, как у яблока, сложилась судьба самого Льва Платоновича Симиренко. Его, 65 — летнего, застрелили в собственном доме на глазах у родных в 1920 году. Официальная версия — бандиты. Но жители села утверждают: дело рук НКВД. Ученый не был сторонником нового режима. Не менее трагична и судьба его сына Владимира. Он был профессором, основателем Института помологии. В 1933 году его арестовали якобы за участие в «антисоветской террористической организации». Осудили на 10 лет тюрьмы, а в 1938 году расстреляли как врага народа.

Александр СОЛОМКА.

Веббанер Хозяин Укрпошта
Покупайте электронные версии наших изданий

Подпишитесь на обновления сайта — получите спецвыпуск «Чеснок» в подарок!

Следите за нами в Facebook и Telegram

Читайте также: