Есть в нашей семье история, которую нужно было пережить и понять. Было нелегко, пока однажды муж не покаялся. Теперь она стала семейной легендой. Когда вспоминаем, всегда смеёмся.

Я тогда ждала ребёнка. Мы вместе ждали. Он был запланированной радостью. Все девять месяцев муж буквально носил меня на руках, угадывал каждое желание. Пока была в роддоме, навёл в квартире порядок, подготовил кучу сюрпризов.

Я вышла ему навстречу со своей драгоценной ношей такая счастливая. Не думала, что этот  день может чем-нибудь омрачиться. Но уже на ступеньках поняла, что что-то не так. Он бросился ко мне, поцеловал, а от малыша почти что шарахнулся в сторону. Не взял на руки. Моей маме тогда это не очень понравилось. Я удивилась. Дома всё повторилось.

По всем остальным вопросам муж был — сама предупредительность, а от ребёнка — на расстоянии, словно он не просто чужой, а вообще инопланетянин какой-то. Было очень обидно. Стали ссориться по пустякам.

Пыталась спросить — от ответа уходил. Так продолжалось целый месяц. Я однажды в сердцах даже бросила ему, что, если не любит, может уходить, мы ему не навязываемся. И только после этого он признался, что… боится взять малыша на руки, мол, ещё сломаю что-то. Сразу даже не поняла, шутит или отговаривается. Но по глазам поняла, что причина именно в этом. Такое облегчение испытала.

Пришлось учить, как маленького. Получилось не сразу. У него действительно тряслись руки, когда он приближался к малышу. Зато потом, когда всё же решился, отобрать стало невозможно. Готов был нянчиться целый день.

Наш сын раньше других стал держать голову, потом спинку. И пошёл по опережающему графику. Мой муж — самый лучший папа в мире! А ведь всё наше счастье могло разбиться из-за пустяшного недопонимания.

Когда сын заговорит о женитьбе, я такого промаха не допущу, проведу курс молодого отца по полной программе.

Инна Т.,

Харьков.